Аука и кошка Жуля

Жулик
Автор истории:
История написана для события:

Аука – похож на маленького старичка с большим пузом и круглыми щеками, но к роду людей никакого отношения не имеет. Любит дразнить заблудившихся путников – аукает им в ответ, заводит в лесную глушь и там бросает.

******

Аука заманивал в чащу очередного заблудившегося фея. Маленькие крылатые создания жили в цветах, обильно росших на лесных полянах и совершенно не умели ориентироваться среди густых деревьев. Изредка кто-то из них залетал в лес, спасаясь от хищной птицы, и потом долго искал обратный путь. Находили его не все. И тогда в колонии цветочных жителей наступал день грусти.

В этот раз фей голубого колокольчика искал спасения от сойки в густых лапах большой фиолетовой ели. Его крылышки были одного цвета с еловыми иголками и хищная птица не смогла их разглядеть. Фей долго сидел в своем укрытии, боясь пошевелиться. Он хорошо знал, что сойки умеют ждать и не хотел рисковать. Отважился выглянуть, только когда в лесу стало темнеть. Сойки нигде не было.

Фей выбрался из своего укрытия и огляделся. Вокруг только высокие деревья и густые кусты, ни одного просвета. Куда лететь он не знал, а ночь была уже совсем близко.

– Есть тут кто? Ау!, – позвал он, почти не надеясь на ответ.

– Ау, ау, ау! – послышалось в ответ.

Фей, не веря в удачу, полетел на голос, часто махая крылышками и радостно закричал:

– Я здесь! Я лечу к вам!

– Ам, ам, ам, – услышал он все тот же голос, но уже совсем с другой стороны.

От неожиданности фей остановился и полетел вниз. Он шлепнулся на блестящий лист какого-то дерева, съехал с него вниз, как с горки и свалился на шляпку большого белого гриба.

– Ты кто?, – спросил он, чуть не плача от страха и отчаяния.

– То, то, то! – послышалось сзади.

От испуга фей подскочил, мгновенно спрыгнул с боровика и спрятался за его толстой ножкой.

– Уважаемый То, – вежливо сказал фей, – будьте так добреньки, помогите мне вернуться домой.

– Ой, ой, ой, – раздалось со всех сторон.

– Разве я вас чем-то обидел?, – испугался фей, – Простите, я не хотел!

– Ел, ел, ел, – голос опять звучал где-то впереди.

– Вы поможете мне выбраться отсюда?, – спросил фей.

– Да, да, да, – раздалось в ответ все с той же стороны.

И маленький фей синего колокольчика полетел на голос.

Аука

Сегодня в лесу было весело. Ближе к вечеру, совсем рядом с цветочной поляной, за большим кустом барбариса заблудилась какая-то малявка. Она металась между двух деревьев, смешно пищала и не могла найти дорогу к своей полянке.

Аука смеялся, глядя, как эта мелюзга кидается на его голос и пугается, когда ответ раздается с другой стороны. Толк в запутывании путников он знал! Аука умел менять голос, мог говорить хором, отделять эхо и отправлять его в любую сторону. Голосов у него было много, и у каждого имелось свое эхо. Он любил поморочить путника, окружая его голосами со всех сторон. Сам же в это время сидел недалеко и от всей души веселился, наблюдая, как мечется между деревьями заблудившийся бедолага. Когда тот совсем выбивался из сил или отчаивался и переставал звать на помощь, Аука терял к нему интерес и бросал в чаще одного.

Сегодня веселье было коротким – маленький фей устал быстро. Он не мог летать в темноте и глубоко в лес его заманить не удалось. Несчастный так и остался рядом с барбарисовым кустом, росшим прямо за той поляной, где жили цветочные феи. Он заполз под большую ветку, спрятавшись под одним из ее листьев, и упал без сил.

Аука заскучал и отправился в чащобу, ворча с досады и сбивая клюкой шляпки с мухоморов.

– Какой чахлый путник пошел, до чащи долететь сил не хватило! Эдак я скоро от скуки сам себя водить начну.

Он поддал посохом шляпку очередного мухомора и посмотрел ей вслед.

– Хорошо летит, – порадовался Аука, продолжая шагать вперед, – не то что некоторые…

Наблюдая за шляпкой, он совсем не смотрел под ноги, а потому не заметил корягу, медленно приподнявшуюся над дорожкой. Зацепился за нее сначала одной ногой, потом второй и кубарем полетел вперед, громко ойкая на каждом камешке. Клюка вылетела из рук и осталась лежать рядом с коварной корягой.

Скатившись с дорожки, Аука налетел на толстый корень старого дуба и, подскочив на нем, повис в воздухе. Повисев немного, решился открыть глаза. Слева дерево, справа дерево, снизу земля, сверху вечернее небо, а он висит посередине непонятно как.

– Что за шуточки!, – возмутился Аука, пытаясь дотянуться до дерева, которое было чуть ближе, – А ну пусти!

Ему никто не ответил. Только вот рукав рубашки как будто прилип к чему-то и рука повисла в воздухе. Аука испугался и задергался, надеясь порвать невидимые путы, но только приклеился к ним еще сильнее. Вскоре он уже не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Страх сковал так, что не было сил звать на помощь. Не осталось даже надежды на спасение. Всхлипывая и поскуливая Аука сам не заметил, как заснул.

Его разбудил солнечный лучик, шаловливо светивший прямо в глаза. Аука похолодел, поняв, что висит в центре огромной паутины. А он так неосторожно дергался в ней накануне! И как это хозяин сети до сих пор его не заметил и не съел…

Похоже, выбраться без посторонней помощи не получится. Что же делать? Кричать страшно – вдруг услышит тот, кто эти силки расставил! Да и кто его тут услышит в глухом лесу, где почти никто не живет?

– Вот же пенек старый, зачем путников в глухомань заманивал, зачем всех пугал, – запричитал Аука, – кто теперь сюда сунется, кто спасет?

А ведь и правда, он давно выжил из леса всех. Лешим постоянно поджигал молниями берлоги. На Русалок расставлял хитроумные ловушки, а тем, кто попался, запутывал волосы в жуткие колтуны.

Даже Баба Яга сбежала от него вприпрыжку на своей курьей избе после того, как он забил печную трубу вороньими гнездами. Старушка в тот момент варила очередное зелье и не сразу поняла, с чего это изба поперхнулась и упала набок. Сообразила, только когда дым из печи пошел внутрь. Да только уже поздно было – котел разорвало и зелье залило весь Бабкин интерьер. Ох и напугала тогда Яга лесной народ своим малиновым обличьем!

А теперь в лесу никого. Если и забредет ненароком кто, про его проделки не слышавший, так Аука его быстро в лесную глушь отправит. Вот и висит теперь тут один, гадает – то ли на обед какому чудищу попадет, то ли навсегда висеть останется.

Жуля

Два дня Аука молча пытался выбраться из паутины. На третий сдался и стал звать на помощь. Сначала негромко, потом во весь голос. Да ни в один! Сколько смог голосов в себе разбудить, столько и отправил во все стороны – вдруг кто услышит и придет выручать.

К вечеру воздух перед ним уплотнился и стал рыжим. Прямо напротив лица появилась кошачья мордочка с большими ушами и огромными золотистыми глазами.

– Чего кричим?, – спросила она, – Почему висим?

Из рыжего сгустка появилась коричневая лапа, вытянулась вперед, прямо к Ауке и выпустила страшные острые когти. На некоторое время лапа замерла, потом потянулась чуть в сторону и осторожно дернула паутину когтем. Раздался мелодичный звон, похожий на звук хрустального колокольчика. Аука удивился – сколько времени он бился в этой паутине, никакого звона не слышал.

– Интересно., – сказала кошка и спрятала лапу, – Это у вас тут всегда так?

– Как?, – не понял Аука.

– Паутины, спрашиваю, всегда так звенят?, – уточнила кошка.

– Не знаю, – сказал Аука, – я в них раньше не попадал. Да и вообще никогда такой паутины в своем лесу не видел.

– Интересно, – повторила кошка, – а кто же ее тут оставил?

– Не знаю, – ответил Аука, – за три дня так никто и не пришел.

– Очень интересно!, – удивилась кошка, – наверное, хозяина тут нет, а не то уже давно сожрал бы тебя.

– Не надо меня жрать!, – запаниковал Аука.

– Это еще почему?, – ухмыльнулась кошка и сверкнула в его сторону золотистыми глазами.

– Я несъедобный!, – выпалил он первое, что пришло в голову.

– А кто-то уже пробовал?, – уточнила кошка и загадочно улыбнулась.

– Н-нет, ет, ет, – стал заикаться Аука и попытался вжаться в паутину.

– Шучу, шучу, – заверила его кошка и растворилась в воздухе.

Аука испугался. Как водится, неизвестность – самое страшное, что может быть. Тут ему почему-то вспомнились путники, которых он заманивал в непроходимые дебри, откуда невозможно найти выход. Наверное, они чувствовали себя так же.

– Я больше никого не буду заводить, спаси меня!, – закричал он в отчаянии, – Клянусь волшебной клюкой.

– Какой такой клюкой?

Кошка появилась вся, но на этот раз никакого сгустка в воздухе не было. Она просто вышла из воздуха и встала напротив паутины, пристально глядя на Ауку.

– Где клюка и что она может?, – спросила кошка.

Аука молчал. Он вдруг почувствовал, что тут что-то не так. Но вот что именно? Кошка вышла из воздуха – это необычно, но в лесу и не какое случается. И тут он понял: кошка! Вот что было необычно. Никогда в лесу не водились кошки. Рыси встречались, но чтобы кошки… Такого он ни сам не припомнит, ни из родни никто не сказывал. Непонятно только откуда он знает, что это кошка, если никогда не видел и не слышал о ней.

Знакомство

– А ты кто?, – спросил Аука, – И как тут появилась?

– Из воздуха, – усмехнулась кошка, – а кто я, ты и сам знаешь.

– Знать-то знаю, – согласился Аука, – только не понимаю, как я об этом знаю.

– Ну давай знакомиться!, – сказала кошка и протянула лапу, – Меня зовут Жулик, но все кличут Жуля, им так короче.

– А сюда ты как попала? Раньше-то я тебя в своем лесу не встречал. А я тут уже лет сто живу!

– Так ты раньше и не звал, – сказала Жуля, – надобности являться не было. Это сегодня раскричался, поспать не дал. Пришлось телепортироваться.

– Те… чего?, – не понял Аука.

– Телепортироваться. Это значит переместиться в пространстве из одной точки в другую, игнорируя время и расстояние.

– И далеко ты можешь теле… ну это самое?, – Аука опять не смог выговорить непонятное слово.

– Расстояние значения не имеет, – сказала Жуля, – нужно только увидеть это место во сне.

Аука задумался, что-то пожевал, – вероятно свои мысли, – вздохнул и сказал:

– А я Аука. Меня так все кличут. Как в лесу заблудятся, так и начинают звать. Сразу всем нужный делаюсь.

– А-а, – протянула кошка, – ты дорогу домой показываешь!

– Показываю, показываю! Только не домой, а в чащу лесную. Чтобы уж наверняка из лесу не выбрались.

– А зачем?, – удивилась кошка.

– Почем мне знать, зачем, – насупился Аука, – такая, стало быть, натура у меня, всех в глухомань заманивать., – вздохнул и добавил почти шепотом, – Вот теперь и вишу тут третий день один, помочь некому.

– А про какую клюку ты говорил?, – напомнила Жуля.

– Да про свою! Она у меня волшебная. Может страху нагнать, может видения вызвать, а может и оторопь навести. Во-он, у толстой коряги лежит.

– Бесполезная штуковина, – заключила кошка, – сейчас она нам никак не поможет. Разве что на тебя страху нагнать, да оторопь навести…

– Не надо!, – взмолился Аука, – Я уж и так страху натерпелся!

Жуля подошла к паутине поближе, внимательно осмотрела ее и оба дерева, на которых та висела. Ничего подозрительного не заметила. Разве что сеть больше обычной паучьей западни, но сама нить такая же тонкая. Она еще раз дернула ее когтем – паутина зазвенела. Дернула сильнее – запела еще звонче, но не порвалась.

Аука тем временем замолчал и внимательно наблюдал за кошкой, стараясь не выпускать ее из виду. Получалось не очень хорошо – он же весь прилип к паутине и двигать мог только глазами.

– Интересно, – опять сказала Жуля, – кто это такую большую паутину сплел? И почему она не рвется?

– Не знаю, – честно признался Аука, – я тут давно не ходил. Вчера вот забрел на свою погибель. Заблудился тут один цветочный фей, я его в чащу хотел завести.

– Не вышло?, – заинтересовалась Жуля.

– Какое там! Он и пары метров от своей поляны отлететь не смог, свалился под кустом без сил. Совсем не интересно.

– А еще феи тут есть?

– Да вон на поляне их целый рой живет! Где цветы, там и цветочные феи.

Жуля обернулась назад. За деревьями и вправду виднелась поляна. Она крадучись направилась в ту сторону. Аука видел, как кошка дошла до куста барбариса и остановилась. Потом заглянула под куст и села. Ему даже показалось, что Жуля там с кем-то разговаривает. Потом кошка ушла за куст. Аука стал ждать.

Баба Яга

Аука увидел в темноте два светящихся глаза и задергался в паутине, напрасно пытаясь порвать прочную сеть.

– Это я, – услышал он знакомый голос и понял, что кошка вернулась от фей.

– Уф, – выдохнул он, – я уже и ждать перестал. Узнала, чья сеть?

– Узнала. Да только поможет ли это – вопрос.

Аука совсем приуныл и даже хотел просить кошку попробовать перегрызть крепкую паутину, но та начала рассказ:

– Сеть поставила Баба Яга. Она на этой поляне жила раньше, да переехала. Прямо с избой. С феями полянами поменялась. Обмен, должна заметить, неравноценный. У фей и площадь была поменьше и лес пореже. Яга сильно прогадала. Да только она согласна была на любой вариант, лишь бы от тебя подальше. Уж больно обиделась Бабка за испорченный цвет лица.

Аука хихикнул, вспомнив, ярко-малиновую рожу Яги, с выпученными от испуга глазами. Но тут же притих, подумав, что этого старуха может и не простить. Висеть ему тогда в этой паутине вечно.

– А феи не сказали, где ее искать?, – спросил он, понимая, что шансов почти нет.

– Не помнят они дороги, – ответила Жуля, – их Яга в своей ступе перевозила. Но сказали, что новый адрес знает здешняя летучая мышь. Я уже отправила ее с сообщением. Будем ждать.

*****

Яга явилась рано утром, едва стало светать. Изба на курьих ногах с грохотом и кудахтаньем пронеслась по знакомой поляне и остановилась прямо у паутины. Икнула, присела и чуть не рванула обратно, но на порог вышла Яга.

– Тише, тише, горластая, не тронет тебя этот ирод. Вишь, висит красавчик. Смирненький. Не то, что раньше, – сказала она и с явным удовольствием посмотрела на Ауку.

– Ягуша, – запричитал тот, – ну прости, я ж не со зла. То все скука треклятая виновата!

– Ладно, ладно, забыла давно уж. Сейчас вызволять тебя будем.

Яга повернулась к избе:

– Сгоняй за феями. Пусть все идут.

Избушка ускакала за куст барбариса, а Баба Яга ушла шептаться с кошкой. О чем они говорили, Аука не слышал, он только видел, как загадочно ухмылялась Жуля, поглядывая в его сторону. Потом она кивнула и отошла в сторону, а Яга принялась ходить вокруг паутины и чего-то бормотать себе под нос.

Из вернувшейся избы вылетел роль маленьких фей с разноцветными крылышками. Они выслушали наставления, покивали своими маленькими головками и закружили вокруг паутины.

Аука не сразу понял, что цветочные феи выплетают нити, которые идут по кругу. Скоро он смог повернуть голову и увидел, что сеть сильно поредела. Правда, освободиться он так и не мог.

Яга все еще ходила вокруг и тихонько бормотала заклинания. Иногда останавливалась и что-то плескала под паутину из маленькой тыквенной фляжки. В том месте земля превратилась в грязную лужу с разноцветными разводами. Аука забеспокоился.

– Ягуша, ты собралась меня утопить?, – спросил он, на всякий случай стараясь не злить Бабку.

– Да что ты, милок!, – хихикнула та, – это исключительно для твоей безопасности. Чтобы ты об сухую землю свои старые косточки не переломал.

Феи продолжали летать вокруг Ауки, прыская в кулачки и жужжа крылышками. Кошка хитро щурила глаза в стороне, внимательно наблюдая за всеми. Яга остановилась, с довольным видом оглядела сине-зеленую лужу и хлопнула в ладоши.

Аука шлепнулся в грязь животом, даже не успев выставить вперед руки. Он сел и посмотрел на себя – все было сине-зеленым: руки, ноги, рубашка. Вокруг раздался веселый смех. Баба Яга заливисто хохотала, топая ногами. Феи звонко смеялись, кружась в воздухе. Даже изба кудахтала и приседала.

Яга вытащила из кармана зеркальце и протянула его Ауке. Он посмотрел на свое отражение и тоже расхохотался. Да и было от чего: щеки синие, борода зеленая, глаза выпученные, а на голове шляпка от мухомора.

– Ох, спасибо тебе, Ягуша, век не забуду! Ты это… того… возвращайся обратно в лес, – засмущался он, – я больше шутить над тобой не буду.

– А что? А и вернусь!, – ответила Яга, – А безобразить станешь, так опять паутину на тебя поставлю!

Аука поискал глазами кошку. Хотел и ей спасибо сказать, да не успел. В этот момент она сделала шаг и растворилась в воздухе. Только кончиком хвоста махнула на прощание и совсем исчезла.

 

Поделитесь этой историей с друзьями:


20:30
422
08:37
+2
Хм… С юмором Яга попалась rofl
А вообще правильно — нечего другим козни строить thumbsup
11:40
+1
Хе-хе, с огоньком бабуля bravo
А вот этого хрыча я бы сожрал — русалочек вздумал обижать devil
Интересно, как бы он поаукал на клацанье моих челюстей? wassup
12:32
Наверное, поклацал бы в ответ plyvet
12:16
Классно получилось!
Загрузка...